Миссия фонда

Сделать доступным независимое знание, основанное на социальных научных исследованиях:  на фактах и статистике, а не на идеологии, образах и клише.

 

Список публикаций

Сословная Россия: сознание и коммуникация. Симон Кордонский в споре с редакцией Gefter.ru

— Гефтер.ру начинает беседы об образах настоящего и будущего, о том, какие представления о себе самом бытуют в современном российском социуме, как обнаруживает себя и чем создается социальная память. Сегодня у нас в гостях Симон Гдальевич Кордонский. 

Полный текст на сайте  Гефтер.ру.


 

Гуманистическое общество всегда социально ("Независимая газета", 23.06.2015 г.)

Об авторе: Евгений Шлёмович Гонтмахер – заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО), доктор экономических наук, профессор. 

...Недавно фондом «Хамовники» было проведено исследование такого явления, как отходничество. Это явление связано с людьми, которые живут в маленьких городах и поселках, прилегающих к Москве и другим крупным центрам областей и приезжают, словно вахтовики, в столицу и крупные города работать охранниками, столярами, ремонтниками. Исследователи работали в тех местах, откуда ездят отходники. И оказалось, люди там все чаще уже не пользуются государственной медициной и рядом других бесплатных социальных благ. Они махнули рукой на государство, ничего от него не требуют. Например, перешли на самолечение, вычитывая в поездах советы в многотиражной газете «За здоровый образ жизни».... 

Полный текст статьи на сайте "Независимой Газеты".
 

Два дома и три дохода ("Солидарность", 18.06.2015 г.)

Обнародованы результаты проекта “Социальная структура российского провинциального общества”. 

Российская провинция живет совершенно своей жизнью, отличной от картинки, сложившейся у государства. Сообщества формируются в рамках исторических границ, а не в рамках административного деления. Влияние и клановая принадлежность для социального статуса человека оказываются гораздо важнее дохода. Да и сами доходы зачастую берутся из нескольких источников. Причем архаичные практики, вроде натурального хозяйства, иногда значимее заработной платы. Об этом “Солидарность” узнала из исследования “Социальная структура российского провинциального общества”. 

СОСЛОВИЯ 
На днях Фонд поддержки социальных исследований “Хамовники” представил результаты проекта “Социальная структура российского провинциального общества”. Этим проектом Симон Кордонский, председатель экспертного совета фонда, ординарный профессор НИУ “Высшая школа экономики”, занимался более пяти лет. 

- Так много времени понадобилось потому, что работа основана на полевых исследованиях, а не на результатах опросов, - пояснил Кордонский. - Было проведено более 30 экспедиций, получены оригинальные полевые материалы с описанием социальных отношений и социальной структуры около 50 локальных сообществ на территории России. К тому же мы пытаемся публиковать наши работы и максимально доступно рассказывать о них СМИ, а не складывать все результаты труда в помойку научных журналов. И что же мы выяснили? Что у современных россиян почти отсутствует самоидентификация с каким-либо сословием. 

Подробнее на сайте газеты "Солидарность".
 

Wandering Workers

This timely book offers a fresh perspective on the issue of contemporary migratory labor, otkhodnichestvo, in Russia-the temporary departure of inhabitants from small towns and villages for short-term jobs in the major cities of Russia. Although otkhodnichestvo is a mass phenomenon, it is not reflected in official economic statistics. 

Based on numerous interviews with otkhodniks and local experts, this stunningly original work focuses on the central and northern regions of European Russia. The authors draw a social portrait of the contemporary otkhodnik and offer a sociological assessment of the economic and political status these 'wandering workers' live with. 

306 Seiten, Paperback. 2015 
ISBN 978-3-8382-0653-0 
ISSN 1614-3515


"A really interesting book. Obvious are comparisons with other labor and social markets in China, the EU, and even in Australia. […] Naturally, the local authorities do not concern themselves with these out-of-town workers, because they add nothing to their expenditure budgets but bring a lot into the spending side." 
Dr. Gregory R. Copley, President of the International Strategic Studies Association, Washington, DC, USA 

 "This book is a definite breakthrough in sociology." 
Dr. Tatiana Nefedova, Leading research fellow, Institute of Geography of the Russian Academy of Sciences, Moscow 

 "[The book] provides a better understanding of the current social and economic impact that the Moscow agglomeration and St. Petersburg have on the labor markets and employment pattern of the adult population of working age throughout the European part of Russia."
Prof. Dr. Alexander Chepurenko, Dean of the Department of Sociology, Higher School of Economics, Moscow
 

Невидимки из глубинки ("Огонек", 15 июня 2015 г.)

Межведомственная группа во главе с бизнес-омбудсменом Борисом Титовым готовит законопроект об упрощенной форме предпринимательской деятельности. Его цель — вывести из тени 22,5 млн нелегально работающих россиян. Что собой представляет эта армия неформально трудящихся, разбирался "Огонек". 

Чтобы понять, как устроена жизнь в России "вне больших городов", группа ученых при поддержке фонда "Хамовники" провела полевые исследования, охватив около полусотни населенных пунктов и почти два десятка регионов. Выяснилось, что в малых городах и сельской местности процветает народная экономика: архаичная, многоукладная и — главное — скрытая от государева ока. 

 

Жизнь российской провинции скрыта от государства (www.opec.ru, 10.06.2015 г.)

Около 40% трудоспособного населения России занято в неформальном секторе экономики. Эта экономика рыночная и конкурентоспособная. В провинции процветают натуральное хозяйство, «распределенные мануфактуры», «гаражная экономика», «отходничество», различные промыслы. Экономика многих малых городов характеризуется жёсткой специализацией, развитой кооперацией, фоном которым служит внутренняя конкуренция между группами семей и кланов, выяснили в ходе исследования «Социальная структура российского провинциального общества» профессора НИУ ВШЭ Симон Кордонский и Юрий Плюснин

Принято считать, что социальное расслоение российского общества имеет классовую природу, и положение людей в социальной структуре определяется уровнем доходов. Введенное государством разделение, например, на госслужащих, бюджетников, людей, работающих по найму, остаётся в основном внешним, государственным различением и не служит основой для самоидентификации граждан. 

Исследования показывают, что социальный статус российских граждан определяется не уровнем доходов, а соотношениями между источником доходов (сословным служением и обслуживанием), и их типом (жалованием государственных служащих, зарплатой бюджетников и работающих по найму, пенсией и пр.) и соседско-родственными и клановыми отношениями. 

Полный текст на сайте www.opec.ru
 

Русская культура труда и иностранное влияние

Монография представляет собой новый взгляд на феномен российской национальной культуры труда с акцентом на роли в ней «иностранного фактора». Российская национальная культура труда рассматривается как система ценностей, установок, образцов, которые сформировались в результате усвоения элементов иностранных культур либо как асимметричная реакция на их воздействие в ходе прямого соперничества, прежде всего по линии «Россия — Запад». Особое внимание уделяется оценке роли работающих в России иностранных специалистов (экспатов) как социальному слою, который оказывал влияние на социальное, культурное и экономическое развитие России на разных фазах становления российского государства вплоть до настоящего времени.
 

Влияние информационного дефицита на структуру власти и распределение ресурсов ("КоммерсантЪ. Наука", 26.05.2015)

Обыденное представление о соотношениях уровней власти в России сводится к трехуровневой пирамиде: сверху федеральная власть, посередине — региональная, в основании — местная [рис. 01]. На деле картина сложнее — большинство государственных структур имеет иерархическую разветвленную систему территориальных отделений. В упрощенном виде это представлено на рисунке 02. 

Например, Федеральная служба статистики: в каждом регионе действует подведомственная структура — территориальный орган Федеральной службы, на уровне городских округов и муниципальных районов функционируют подведомственные региональному Росстату отделы. Министерство внутренних дел: в регионах — управления МВД по субъекту федерации, в городских округах и муниципальных районах — отделы и управления МВД. 

То же для региональной власти. Например, Министерство социальной защиты населения региона на уровне городских округов и муниципальных районов представлено территориальными отделами социальной защиты. 

По горизонтали получается, что на муниципальном уровне действует целый ряд органов власти разного уровня: федеральные — МВД, Росстат, ФНС, Росреестр, ФМС, Прокуратура, Федеральное казначейство и проч.; региональные — центры, отделы социальной защиты населения, областные казначейства и др.; муниципальные — органы местного самоуправления. 

 

Неформальное здравоохранение в сельской местности (на материалах Пермского края)

Крашенинникова Ю. А. Неформальное здравоохранение в сельской местности (на материалах Пермского края) // В кн.: Крестьяноведение. Теория. История. Современность. Ученые записки. Вып. 9. М. : Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2014. С. 203-214. 

В статье предпринимается попытка определить, какие возможности для решения проблем со здоровьем существуют сегодня в российской сельской глубинке - там, где государственная система здравоохранения минимизируется или полностью исчезает. В работе использованы материалы качественного социологического исследования, проведенного в 2013 году в Пермском крае при поддержке фонда "Хамовники". Эмпирические данные не подтвердили первоначальное предположение автора о том, что в условиях недоступности качественной медицинской помощи активно формируются замещающие рынки, на которых работают различные альтернативные агенты, в той или иной степени непризнанные государством и ортодоксальной медициной. Вопреки устоявшемуся мнению, в сельской местности полноценной альтернативы "заброшенной" системе здравоохранения (в виде целительства, травничества, самолечения с помощью лекарств, БАДов, "оздоровительных" аппаратов и др.) не возникает.

Текст статьи можно скачать на странице проекта.

 

Социальная структура российской провинции определяется теневой экономикой ("Ведомости", 28.05.2015 г.)

Симон Кордонский и Юрий Плюснин исследовали жизнь в глубинке 

В провинциальной России общество разделено на несколько квазисословий, которые определяются по неформальным признакам. Принадлежность к «своему кругу» в глубинке позволяет пользоваться и плодами государственного распределения ресурсов, и благами теневой экономики, сохраняя приемлемый уровень жизни при низком официальном статусе. Образ жизни глубинки влияет на жизненные практики крупных городов. Социальная структура провинции стимулируется неформальностью и рентным характером экономики, стремлением правящего класса законсервировать свои привилегии. Это выводы из доклада фонда «Хамовники» «Социальная структура российского провинциального общества», подготовленного Симоном Кордонским и Юрием Плюсниным по результатам исследований фонда в 2011–2015 гг. Советские статусы утрачены, и большинство жителей глубинки не могут четко определить свое место в нынешней социальной реальности. Новые сословные критерии – размер дохода, принадлежность к госслужбе, предпринимательство – прививаются в малых городах и на селе с трудом. 

 Полный текст статьи на сайте "Ведомости".