Миссия фонда

Сделать доступным независимое знание, основанное на социальных научных исследованиях:  на фактах и статистике, а не на идеологии, образах и клише.

 

Список публикаций

Жизнь по понятиям. Уличные группировки в России

Книга посвящена российским уличным преступным группировкам. Центральное место в ней занимают казанские группировки, их история, моральный кодекс («пацанские понятия»), экономическая деятельность и трансформация этих организаций с конца 1970-х годов по 2000-е включительно. Помимо казанских группировок в книге анализируются имеющиеся данные по группировкам в других регионах России. Используя тексты углубленных интервью с участниками группировок, работниками правоохранительных органов и местными жителями, автор рассматривает практики насилия в группировках, взаимодействие между «реальными пацанами» и их родителями, учителями, соседями, работниками органов власти. Показано также влияние культуры группировок на массовую культуру и политический дискурс. Книга адресована специалистам и студентам, изучающим современную российскую историю, социологию, этнологию и урбанистику, но будет также интересна и широкой читательской аудитории. Британской Ассоциацией славянских и восточноевропейских исследований книга была удостоена премии имени Алека Ноува за 2017 год.
 

Ничейная экономика ("Огонек", 10.07.2017 г.)

...— У бесхозяйных объектов (если соблюдать юридическую точность) нет собственника, они не зарегистрированы ни в каких официальных реестрах, значит, формально не существуют,— объясняет "Огоньку" социолог Ольга Моляренко из фонда "Хамовники", автор проекта "Невидимая инфраструктура".— В целом оценить, сколько ничейного имущества в стране, практически невозможно. Тем не менее мы заинтересовались этим вопросом, наше исследование охватывает 59 регионов. 

Проект "Невидимая инфраструктура" стартовал в марте 2016-го и будет завершен в конце 2018 года. Как признаются его авторы, они не планировали предавать огласке результаты до окончания работ, но потом решили рассказывать о своих находках "порционно" — масштабы явления потрясали. Теперь за проектом следят и коллеги-ученые (от социологов до антропологов, географов и экономистов), и СМИ (одним из первых о проблеме написал журнал "Деньги" в начале нынешнего года)... 

Подробнее здесь.
 

Много ли человеку земли нужно: как в России решают проблему нехватки мест на кладбищах ("Открытая Россия", 03 июля 2017г.)

В знаменитом итальянском фильме 1970-х годов о молодых фашистах «Площадь Сан Бабила, 20 часов» студент, обсуждая с профессором нехватку мест на кладбищах, сказал, что из-за нее скоро весь Милан покроется мертвецами. Решена ли была эта проблема в Италии — сказать трудно, но в России она существует и по сей день. Ее пытаются решать, но то ли способы решения плохие, то ли слишком многих такая ситуация устраивает. 

В конце июня в городе Дмитровград Ульяновской области местные власти предупредили, что мест на кладбище хватит только на ближайший месяц. Проблемой озаботились еще в прошлом году, было решено расширить кладбище. Была расчищена территория и вывезен грунт, но на этом процесс остановился. 

В Ростове решением проблемы озаботились заранее. Там уже заключили контракт на строительство нового кладбища, на старом мест почти не осталось. Проект оценили в 300 миллионов рублей. 

В Нижнем Новгороде власти решили построить крематорий, но это не сильно помогло. В городе построят три новых кладбища, а также расширят четыре уже существующих. 

... 

Главный редактор журнала «Археология русской смерти», антрополог Сергей Мохов в интервью Открытой России рассказал, почему этот законопроект не будет работать: «Он не призван решать проблемы, которые существуют на похоронном рынке. На самом деле проблема нехватки земли во всем мире решается достаточно просто. Ее либо решают за счет частных лиц, либо просто строят крематории. В России в регионах никто этим не хочет заниматься. Логика муниципальных чиновников, которые обязаны заниматься кладбищами, в общих словах сводится к следующему: „Нам нужно где-то взять деньги, чтобы содержать кладбища в нормальном состоянии, а денег у нас этих нет. У нас не земли не хватает, а денег, чтобы открыть новое кладбище или сделать нормальным старое“». Мохов отмечает, что муниципалитеты в других государствах решает эту проблему иначе. «Он дает частникам, то есть отдает во власть рынка, а тот найдет, где похоронить за деньги. А так как в России никто проблемой нехватки земли не занимается, ничего решаться не будет, а в новом законе нет предложений, как ее можно решить», — пояснил эксперт. 

Полный текст здесь.
 

По закону потусторонней экономики ("Российская газета", 28.06.2017 г.)

От 85 до 90% кладбищ в России нелегальны или не имеют законного владельца 

В стране не имеют легального хозяина до 20% автодорог. Кроме того, согласно результатам исследования фонда поддержки социальных исследований "Хамовники", у нас немало бесхозных проездов и ж/д переездов, водопроводов и пр. Но на первом месте по степени "бесхозности" в России - кладбища. Таковых девять из десяти. 

Сколько-сколько? 
От 85 до 90% бесхозных кладбищ - факт шокирующий, поэтому корреспондент "РГ" попытался разобраться прежде всего с загробным миром. Дороги, переезды и водоводы, безусловно, тоже важны, но ими пользуются живые. Которые вполне могут постоять за себя и отстаивать в разных инстанциях свои интересы. А вот о тех, кто покинул этот мир, должны позаботиться мы 

Для начала попытался перевести проценты в числа. До 90% - это сколько? "Минстрой оценивает число открытых для захоронения кладбищ в 81-83 тысячи, - говорит зампред экспертного совета по науке фонда "Хамовники" и педагог Высшей школы экономики Ольга Моляренко. - Но у экспертов имеются подозрения, что часть из этих кладбищ хоть и стоят на учете, но кадастрово не оформлены". 

Но есть и иная статистика. 

Подробнее здесь.
 

Россия населена людьми и функционерами, которые не пересекаются между собой

Профессор Симон Кордонский – о власти, историческом фундаментализме и особенностях российского восприятия времени  

Давайте в нашем разговоре будем отталкиваться от понятий и представлений о будущем. Что такое будущее как социальная и идеологическая реальность, и поддаётся ли оно моделированию? 

Понимаете, есть линейное и циклическое время. Линейное время – это прошлое, настоящее, будущее. В рамках линейного времени существуют циклические времена, суточные, недельные, готовые и иные временные ритмы. Эти ритмы формируют ткань жизни, ее основу, которая и воспроизводит саму социальную жизнь. 

Одним из первых дел советской власти была как раз ломка стереотипов организации времени. Сначала ломка календаря: переход на григорианский календарь; потом ломка трудовой недели: 5-дневка, 10-дневка, 6-дневка, и прочее вывихи. Эта череда властных изменений способов организации времени привела, кроме всего прочего, к то у, что социальные времена и астрономическое время, в частности, не просто не совпадают, а противоречат друг другу. 

Полный текст здесь.
 

Страну опутала сеть бесхозных трубопроводов, дорог и кладбищ ("Независимая газета", 26.06.2017г.)

Недвижимость в России есть трех сортов: частная, государственная и ничейная – которая не имеет зарегистрированного собственника. В разряд бесхозных попадают дороги, железнодорожные переезды, мосты, водопроводы, водонапорные башни и даже газораспределительные сети. В среднем в стране регистрируется свыше 30 тыс. ранее бесхозных объектов в год. 

Чаще всего бесхозными являются автомобильные дороги, переезды через железнодорожные пути, мосты, придомовые проезды, водопроводы, водонапорные башни, водозаборы, газораспределительные сети, кладбища и прочее, рассказывает автор исследования зампредседателя экспертного совета по науке фонда «Хамовники» Ольга Моляренко. На юридическом языке бесхозные или ничейные объекты называются бесхозяйными. 

Доля бесхозных автомобильных дорог, по оценкам, достигает в стране 20%. «Внутри городов, поселков, деревень, сел и прочего чаще всего оказываются неоформленными улицы частного сектора, придомовые проезды многоквартирных домов и дороги общего пользования, расположенные на ведомственных землях. На остальной территории бесхозяйными бывают следующие дороги: ведущие от муниципальной или государственной трассы к дачным и садоводческим товариществам, ведущие от муниципальной или государственной трассы к ведомственным объектам, дороги к выделенным многодетным семьям бесплатным участкам, дороги к бесхозяйным же объектам (очень часто – кладбищам) и дороги, расположенные на ведомственных землях», – перечисляют в фонде.  

Полный текст статьи здесь.
 

Инфраструктура-невидимка. Тысячи кладбищ, дорог и плотин России — ничьи (BFM, 23 июня 2017г.)

Фонд «Хамовники» провел исследование, согласно которому в разных российских регионах насчитываются тысячи бесхозных объектов. Кто следит за этой невидимой инфраструктурой?  

Бесхозная инфраструктура. До 90% кладбищ и до 20% автодорог в России не принадлежат никому — к такому выводу пришли эксперты Фонда поддержки социальных исследований «Хамовники». В ходе изучения проблемы в 59 регионах страны, авторы исследования выяснили, как и на что местные власти содержат то, что по документам содержать они не могут. 

Придомовые проезды, железнодорожные переезды, мосты, водопроводы, водонапорные башни, водозаборы и даже газораспределительные сети — ничьи. Они есть, они работают, но никому не принадлежат. По стране таких примеров масса, утверждают авторы исследования. Например, земля под водокачкой с советских времен осталась государственной, или, например, до сих пор принадлежит Минобороны, а водокачка на этой земле — ничья. Ее нужно содержать, но местные власти не могут тратить на это бюджетные деньги — это нецелевое расходование. Вариантов остается немного — собирать деньги с населения, привлекать бизнес или нарушать закон. Так и живут, говорит автор исследования, зампредседателя экспертного совета по науке фонда «Хамовники», преподаватель кафедры местного самоуправления НИУ ВШЭ Ольга Моляренко. 

Подробнее здесь.
 

Неформальные дороги и кладбища ("Ведомости", 21.06.2017 г.)

Откуда в стране столько безхозной земли и инфраструктуры и как найти им хозяина. 

Тысячи дорог, водопроводов, плотин, кладбищ и других важных для местных жителей объектов инфраструктуры существуют в российской глубинке неформально. Фонд «Хамовники» опубликовал доклад «Невидимая инфраструктура, или Как содержать формально не существующие дороги, кладбища и водопроводы». Его автор Ольга Моляренко из НИУ ВШЭ провела полевые экспедиции в пяти регионах и изучила ситуацию с бесхозяйными объектами по публикациям СМИ еще в 59. По расчетам Моляренко, доля бесхозяйных кладбищ превышает 85%, официально зарегистрированы лишь 85 000 из 600 000. Не числятся в реестрах около 20% местных дорог. В стране работают незарегистрированные водопроводы, плотины, электросети. Даже отдельные памятники федерального значения, в том числе воинские захоронения, находятся на землях сельхозназначения и могут быть проданы вместе с участком. 

Неформальность инфраструктуры – следствие комплекса причин. Не все дома, котельные, водопроводы и другие объекты своевременно передали муниципалитетам, процедура оформления собственности часто менялась. Прежние владельцы передавали объекты без земельных участков под ними, что затрудняет переоформление. Передаче непрофильной ведомственной собственности местным властям препятствует и отсутствие средств, необходимых для межевания, оценки и приведения объектов в удовлетворительное состояние. 

Муниципальные власти нередко не ставят объекты на баланс, чтобы не нести дополнительных расходов. Масштабы явления надо уточнять, но оно отражает слабость местных бюджетов, большую часть доходов которых (58% – городские округа и 70% – районы) составляют дотации, считает регионовед Наталья Зубаревич. Это затрудняет повседневную жизнь: в «несуществующие» дома не регистрируют родственников, кладбище на земле сельхозназначения могут снести. Местные власти оказываются перед выбором между необходимостью поддерживать общественное благо и страхом уголовного или административного преследования за нецелевое расходование средств. Их могут наказать и за самостоятельную установку ламп на не принадлежащих им столбах, и за плохое освещение улиц. 

Муниципалитеты выходят из положения с помощью неформальных практик: завышения расходов на благоустройство и цены контрактов на обслуживание дорог, привлекают средства и ресурсы бизнеса и местных жителей. Облегчить ситуацию может бесплатное оформление необходимых для перевода собственности документов, полагает правовед Роман Петухов из РАНХиГС, ведь деньги переводятся внутри госбюджета. Однако для этого необходима бюджетная реформа.
 

У нас сословное общество? ("Российская газета", 07.06.2017 г.)

Тема с социологом Симоном Кордонским 

С середины 30-х и до конца 80-х годов социальная структура СССР покоилась на "трех китах": рабочий класс, колхозное крестьянство и трудовая интеллигенция. Над ними возвышалась "номенклатура", численность которой в брежневскую эпоху, по оценке известного исследователя советской политической системы Михаила Восленского, достигала 3 миллионов человек (вместе с членами семей, пользовавшимися привилегиями правящего класса), но она в официальном "реестре" скромно не значилась. Как выглядит социальная структура современной России? Можно ли согласиться с утверждением, что российское общество становится сословным? Обсудим тему с социологом, профессором НИУ ВШЭ Симоном Кордонским. 

Сословия - это группы, которые создаются государством Забегая вперед в предстоящем нам разговоре, хочу спросить: вы себя к какому сословию относите? 
Симон Кордонский: Сейчас у меня по меньшей мере три сословных атрибута. Я бюджетник, поскольку преподаю в высшем учебном заведении. Я пенсионер по возрасту. И я лицо свободной профессии, так как иногда получаю гонорары. 

Давайте тогда уж достроим этот ряд. Какие еще сословия, по вашей классификации, имеются в сегодняшней России? 
Симон Кордонский: Их много. Например, одно из основных - служивое сословие, или служивые, не знаю, как правильно сказать. 

Можно сказать - госслужащие? 
Симон Кордонский: Нет. Служивое сословие - это гораздо шире. Это государственно-гражданские служащие. Это дипломаты. Это военнослужащие по меньшей мере девяти категорий. Это правоохранители восьми категорий, начиная от полицейских и кончая судебными приставами и таможней. Это депутаты - региональные, федеральные и муниципальные. Это казаки, находящиеся на госслужбе. Это сотрудники госкорпораций и компаний с государственным участием, на которых распространяются отдельные положения закона о госслужбе. То есть сословия - это, как я их понимаю, группы, которые создаются государством. С петровских времен российское государство создавало группы для решения своих задач. Семь титульных сословий было в России. Февральская революция уничтожила сословную структуру. А потом и люди, носившие стигматы сословной принадлежности, были ликвидированы в ходе чисток разного рода. Искусственно созданная социальная структура была характерна и для советской империи, где, по сталинскому определению, существовали рабочий класс, колхозное крестьянство и трудовая (она же народная) интеллигенция. В анкетах было необходимо определить свое сословное положение: из рабочих, крестьян, служащих.  

Полный текст статьи на сайте "Российской газеты".
 

INFORMAL HEALTHCARE IN CONTEMPORARY RUSSIA

Medicine, more than any other field of human activity, is surrounded by a halo of secrecy. Mutual recognition by professionals reigns here. The very notion of professionalism in the English context applies only to doctors, lawyers, and priests. Hence, besides being a reason for snobbery, this also underlies the well-known detachment that doctors demonstrate towards the problems of "others" in their everyday sense.