Миссия фонда

Сделать доступным независимое знание, основанное на социальных научных исследованиях:  на фактах и статистике, а не на идеологии, образах и клише.

 

Ульяновск: креативное и гаражное пространство

https://www.facebook.com/notes/%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B9-%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B9/%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%8F%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA-%D0%BA%D1%80%D0%B5%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B5-%D0%B8-%D0%B3%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%BD%D0%BE%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE/1093668277326321

Проект "Распределенный образ жизни в российском моногороде".

На прошлых выходных (28-29 марта) съездил в Ульяновск, где до этого никогда не был. Договорились быстро: группа коллег под предводительством Александра Павлова в рамках своих исследовательских проектов занимается гаражной экономикой, а это – важнейших элемент распределенного образа жизни, с которым мы целый год возимся. Решили очно познакомиться, договорились, что я прочту лекцию, а нам покажут город, лучшие сараи и гаражи, а также организуют несколько интервью. В попутчиках оказался Александр Сувалко, возвратившийся к нам из уральских далей по причине кризисных явлений в экономике. 
Выезжая из Москвы, захватил из галереи Триумф на Ильинке фотографии выставки Максима Шера «Русский Палимпсест»  - подхалтурил на извозе, так сказать, - преисполненный ощущением собственной значимости, впервые вез на машине такую серьезную выставку. Максим уже потом в Ульяновске к нам присоединился, поездом поехал. 

Креативный кластер  
Утром по приезду отправились сразу в «креативное бизнес-пространство» Квартал, которое расположено в музейной зоне, на улице Ленина.
В нем роится и теснится множество проектов, а дирижирует заведением Павел Андреев.
Тут есть Музей балалайки, который по совместительству – чайная. Музей, естественно, уникальный и ультимативно интерактивный.
И стар и млад - всякому теперь в охотку познакомиться с историей балалайки. 

Есть кофейня и одновременно третье место «Кошкина пижама». 
В кофейне, естественно, полно всяких штучек и надписей. Мы попали, похоже, на день немецкого языка для посетителей. 

Попробовали зайти в «гаражную (sic!) лабораторию FutureLab» – продвинутый центр по электронике и робототехнике, где мастерят всякие механизмы на платформе Arduino, – но там уже какие-то немцы чай пили. Между модным креативным кластером и гаражами вообще, как выяснилось потом в интервью, оказалось множество связующих нитей. 
Неспавшего заманили меня утром сюда под условием шашлыка из барашка, который, как пообещали хозяева, должен был быть «нежнее йогурта». Ссылаясь на этот йогурт, я безуспешно пытался избежать плотного завтрака и выкроить несколько часов на сон с дороги, но ничего не вышло из этих отпирательств, зато перезнакомились со многими обитателями Квартала. 
Хорошо бы, чтобы все у них продолжалось и развивалось, несмотря на новейшие пертурбации с арендой. Барбекю и импровизированный стол были в симпатичном дворике Квартала. Именно такого душевного дворика, где в сезон проходят еще и музыкальные фестивали, не хватает, как мы с Сашей Сувалко единодушно отметили, казанской «Смене» Кирилла Маевского. 

Культурная программа 
На лекцию пришло много народу, провели ее на территории торгового центра, во дворце общества потребления, так сказать. Отчет Романа Матвиенко можно глянуть вот здесь, но авторских комментариев там много и их часто трудно отличить от своих высказываний – фильм «Крым. Путь на родину» я вроде не упоминал в своем выступлении, хотя и был в состоянии близком к полуобморочной монаде. Местами, похоже, было все же весело. Спасибо организаторам и слушателям!
Ритуал знакомства, конечно, предполагает баню, куда мы и двинулись сразу после лекции. Баня была обычная, городская, Рим называется. 
– «Единственная без проститутинга», - прокомментировала нам выбор заведения принимающая сторона. 
Вообще в Ульяновске мы обогатились множеством новых понятий: 
- «в бубеня», то есть очень далеко; 
 - «битва за асфальт», то есть раздел территории между районными группировками; 
 - «правильный пацан не вникает», - целевая причина существования правильного пацана; 
- и проч. 

Ужинали в хинкальной Антресоль – там лучшая по общему местному мнению и действительно вкусная грузинская кухня. 
Лучший вид на ночной город и огромные мосты через Волгу – из бара гостинцы «Венец». Да и днем оттуда вид отменный – гостиница, действительно, венцом возвышается на высоком берегу реки. 
Мосты официально теперь именуются «Императорский» и «Президентский», а в народе – Старый и Новый. Это интересно. 

Ускользающая политика именования 
Проблема названия мостов – какая-то характерная для Ульяновска. История с ними сложная: Старый мост строился в 1913-1916 гг. как железнодорожный. Понятно, что он не мог называться «Императорским», разве что «Мост императора Николая II». Однако нынешний свой облик – с автомобильным полотном – мост приобрел только в 1952-1958 гг., то есть он Сталинский и Хрущевский. Новый мост начали строить в 1980-м, то есть он, выходит, Брежневский. В 1990-х строительство было заморожено, а достроен он благодаря целевой программе, принятой в 2002 году. Получается, что мост теперь должен быть «Путинский». Но вот вводил мост в эксплуатацию уже Медведев, поэтому Путинским его не назвали (хотя население к этому варианту было склонно), но и Медведевским тоже. Получается, что «Императорский» и «Президентский» - это такие, с одной стороны лестные для действующих политиков, но безопасные компромиссы именования с ветвящимися коннотациями. Такого рода двусмысленность практики именования является, видимо, следствием обостренного исторического чувства города, где приходится оперировать двусмысленностями в слишком быстро меняющейся политической реальности. Хороший тому пример - Губернаторский дворец культуры на улице Маркса. Для поверхностного взгляда прочитывается вроде как однозначно: нынешний губернатор - большой покровитель культуры. 
Однако в легенде о названии Дворца значится иное: «Данное название Дворец получил в 2010 году. Переименование связанно с историческим фактом. В 1804 году князь Хованский, бывший в то время Симбирским губернатором, приобрел особняк, который находился недалеко от современного расположения Дворца. Со временем он стал не только политическими экономическим центром — в нем проводились светские рауты, балы, театральные постановки. Дом губернатора того времени был настоящим культурным центром Симбирска. Именно таковым в данный момент и является ДК «Губернаторский»»
То есть, референция обманчивая и безопасная – вдруг что не так с действующим губернатором. Этот замечательный семантический прием можно определить как ускользающую коннотативную референцию, вызванную изменчивостью политического контекста. Население, однако, в эти игры не играет, обходясь, как указывалось в случае мостов, простым различием старого и нового. 

Люди, выставка и распределенный образ жизни 
На следующий день сначала долго беседовали с Сашей Павловым – уникальный человек, настоящий знаток города и области. Бывают такие редкие случаи, когда человек с бурной активностью и любознательностью никуда не уезжает, а остается в родном городе, проживает с ним все и всяческие этапы,знает всех и вся. Коренной и распределенный во всех социальных смыслах, перепробовавший массу профессий и переболевший множеством увлечений человек, со своей философией жизни и деятельности, способный увлечь за собой людей. Кто же лучше может написать о гаражной экономике, как не тот, у кого множество прошлых проектов отложилось, в частности, в трех собственных гаражах? 
Максим Шер в это время открывал свою выставку, куда мы затем и спустились. Вот тут Александр Павлов как раз дает мастер-класс декодирования, казалось бы, случайного вида на пару лодок в неизвестном российском городе N, запечатленным острым взглядом Максима: тут же вычислил и то, что база браконьерская, и то, что на фотографии как раз сейчас время нереста. 
Фотографии Максима – а их всего четыре было - тут же приобрели множество перспектив и смысловых слоев, над каждым мы поломали голову в меру собственной наблюдательности и практического знания. – Отличная получилась выставка! 

Затем мы отправились в путь по городу, о чем я еще отдельно напишу. Побывали в старейшем сарайном комплексе города. Который - вполне знаково - соседствует с новейшим офисом Мегафона. На случай санкций. 
Все схроны, естественно, – на несокрушимых запорах. Дворы разнообразные, в некоторых процветает типичная народная эстетика Grassroots. 

Побывали на местной «работной улице»: каждая усадьба превращена здесь крепкими хозяевами в процветающее предприятие. Образует это все целый район, сильно отличающийся от других. 
Посмотрели старые – 1930-х гг. – бараки, также обросшие гаражами-мастерскими, опоясывающими их сплошным полукольцом. Работа и здесь кипит во всю. 
В порядке архитектурного сувенира – вот такой фасад одного из социальных бараков того же периода в 1-м Рабочем переулке – необычное сочетание геометрических линий авангардного модерна и вполне уже неоклассицистской балюстрады. 
Мы еще долго колесили по окраинам города, осматривая диковинные элементы распределенного образа жизни. В их числе, например, – миниатюрные и изящные домики садовых товариществ. Или такие вот голубятни. Одна заброшенная, а другая - действующая.
Подробнее здесь я расписывать не буду, тем более, что о жизнеустройстве этих мест лучше почитать на портале "Ульяновск-город новостей", где наши ульяновские друзья регулярно печатают интереснейшие тексты, посвященные городу и области. 

Позднесоветские шедевры.
Вообще Ульяновску здорово повезло. Музеефикация города всвязи с происхождением отсюда Ленина сохранила старую архитектуру, а вековой юбилей вождя мирового пролетариата в 1970 году привел – помимо промышленно-заводского бума, до сих пор определяющего слободскую структуру города, – к расцвету потрясающей позднесоветской архитектуры и даже скульптуры. Вот такая обнаружилась, например, у Дворца культуры 1 мая на улице Ленинградская: то ли экспрессивно эротизированная интерпретация «Алёнушки» Васнецова, то ли, наоборот, пуритизированная интерпретация женского фрагмента «Вечной весны» Родена. 
И должен заметить, что Дворец культуры 1 мая произвел на меня впечатление намного большее, чем Губернаторский. Во-первых, он просто психоделически красив: Дворец Культуры имени 1 Мая. Вторая версия 1987 года постройки. Во-вторых, он пристроен к сохранившемуся зданию своего предшественника 1924 года постройки - уникальный случай: Справа - первая версия дворца 1924 года постройки. Дворцы культуры принадлежали Ульяновскому машиностроительному заводу. 
В-третьих, слева от него – барак необычной постройки с редкой, насколько я смог заметить, в городе и пригородах резьбой по наличникам (хорошо бы Павел Иванов проконсультировал нас насчет их генезиса и аутентичности).

Бумер E34 
Уже стемнело, когда мы отправились на последнее интервью в один из больших гаражных кооперативов Ульяновска, где кипит своя обычная трудовая жизнь. 
Побеседовали с Дмитрием, свободным мастером, долгое время паявшим оборудование для рок-музыкантов, а в последнее время – сев на автомобиль в 28 лет, - «заболевшим» BMW. 
Вместе со своим напарником – Никитой – они посветили нас в тонкости деятельной гаражной жизни. Никита - потомственный сварщик, Дмитрий - радиотехник, занявшийся машинами. Спасибо им, что выбрали время для разговора, это стало большой поддержкой в нашем исследовании распределенного образа жизни. Всегда захватывающе интересно поговорить с увлеченными людьми и знатоками своего дела. 
В разговоре всплыли и другие темы, вызвавшие бурный обмен мнениями – вот тут Александр излагает нам свою версию упадка активности местных рок-музыкантов в последние годы.

Поужинав все в той же Антресоли, в ночь отправились в Москву. 
PS. Ночью в Чувашии на глухих дорогах в чистом поле иногда просыпается антирадар и подает неведомые сигналы. Что довольно тревожно, когда наступает час быка, а попутчик давно мирно спит.