Миссия фонда

Сделать доступным независимое знание, основанное на социальных научных исследованиях:  на фактах и статистике, а не на идеологии, образах и клише.

 

Гаражная экономика. Саратов.

Фотографии
Первое, что бросается в глаза, когда приезжаешь в Саратов (кроме памятника Дзержинскому на привокзальной площади) – это то, насколько город грязный. Разбитые дороги, кучи мусора, неубранная листва, бесчисленные лужи и ручьи от порывов водоснабжения и канализации. Но местные жители с откровенной иронией относятся к канализационным водопадам – по-другому, наверное, и нельзя. 
Без иронии точно нельзя рассказывать и о местной набережной. «Да вы что, у нас хороший город!» – спорила с нами в трамвае местная жительница. – «Набережная у нас чудесная. Два года назад ее отремонтировали и продлили - она стала очень красивой. Только вот провалилась в этом году». 
Впрочем, любовь саратовцев к культурному отдыху, по всей видимости, неистребима. Повсеместно на домах, вместо привычной рекламы спайсов и виагры, номера стационарных телефонов с подписью «DOSUG». С большим креативом оформлены торговые ларьки и павильоны на остановках: «Обувочка модная», «Проездные на все виды транспорта. Табак». 
В Саратове гаражные кооперативы довольно большие, но какой-то значительной активности в них нет. Однако здесь мужики, в отличие от большинства городов, все еще собираются в чьем-нибудь гараже и за рюмочкой водки с соленым огурцом обсуждают текущую жизнь и политику партии. Причем, явление это массовое, а не единичное. 
А вот гаражную конюшню для лошадей, нашли впервые. Три стандартных бокса на четыре лошади. Три из них на привязи, четвертая - в гаражном загоне, который перегорожен так, что в пользовании лошади осталось 3х2 метра. Да еще и завалены навозом. Рядом с гаражами - тюки с опилками. Тут же, в кустах, стоят дрожки и сани, на которых по выходным катают детей и взрослых на какой-нибудь саратовской площади. Напротив валяются старые детские вагончики, которые будут переделаны в повозки. Хозяина поблизости не оказалось. 
Охранник одного из элитных (ставят машины судьи и прокуроры) кооперативов Саратова – бывший владелец пункта приема металла. В начале двухтысячных в поисках металла они перекапывали городскую свалку, на территории которой с советских времен закапывали двигатели и колеса от тракторов, детали от комбайнов и прочий металлический мусор. В итоге свалку перекопали на глубину пятиэтажного дома. А обанкротился он в один день. Из-за обвала курса, по которому принимали металл. «Утром позвонили, как обычно, в центральную приемку, узнали курс на медь, на алюминий, на черный лом. После обеда курс на медь упал в 5 раз, на остальные – в два раза. Тогда я и встрял». 
Между железной дорогой с одной стороны, и крупной автомагистралью, с другой, на протяжении трех километров тянется целая улица гаражных автосервисов, шиномонтажей и автомоек. Из 973 гаражных боксов в 418 ведется какая-либо деятельность. И работы хватает всем. Сосед соседу здесь не конкурент, потому что у каждого, кто работает сколь-нибудь длительное время, сложилась репутация. 
Рядом с Саратовом, на другой стороне Волги, расположился город Энгельс. Он знаменит не только базой стратегических бомбардировщиков, но и как настоящая Мекка гаражного сельского хозяйства. Рядом с аэродромом, с бетонных плит которого взлетают бомбардировщики Ту-160, находится крупный гаражный кооператив, в котором содержат гусей и свиней, коптят мясо, и сидит целое коллекторское агентство. Наличие двух десятков свиней в гаражном боксе чувствуется издалека - навозом воняет на всю округу. 
Хотя и сам ГСК построен на месте свинофермы, которую ликвидировали в 70-е. В двух гаражных боксах по соседству коптят мясо с этой мини-свинофермы – получается гаражный мясокомбинат полного цикла. 
В соседнем ГСК два пункта приема металла. Поскольку весь металл уже посдавали, битва за клиента идет нешуточная: один приемщик украл у другого рекламный штендер весом в 32 килограмма вместе с цепями и замками.