Миссия фонда

Сделать доступным независимое знание, основанное на социальных научных исследованиях:  на фактах и статистике, а не на идеологии, образах и клише.

 

Гаражная экономика. Рузаевка.

Фотографии
«Люди рождаются в Рузаевке для того чтобы попасть в зону и умереть» - комментарий к фоторепортажу про Рузаевку из Интернета. 
Рузаевка — муниципальное образование с населением около 50 тысяч человек, позиционируется как город железнодорожников. Населенный пункт небольшой, за 2 часа нам удалось обойти его вокруг. Сначала один раз, потом второй, проехаться на местной маршрутке. Сначала один раз, потом второй. 
Несмотря на середину буднего дня, быстро выяснилась странность — на улицах и в общественном транспорте почти нет мужчин трудоспособного возраста. Женщины говорят, что «мужики на работе», но на вопрос о месте этой самой работы ответить затруднились. 
Впрочем, нехитрую производственную инфраструктуру оказалось возможным понаблюдать и без прямых указаний. Основа местной экономики — полуживой «Химмаш» и железная дорога. Впрочем, очевидно, что полноценной занятости обеспечить они не в состоянии. 
Впервые в крупном населенном пункте мы столкнулись со столь низким уровнем развития любого вида сервиса — в Рузаевке оказалась одна частная баня, одна ведомственная гостиница, одна крайне средняя пиццерия, один кабак, ни одного крупного автосервиса, ни одной мойки и ни одного кинотеатра либо иного открытого общественного пространства — ДК, находящееся в «сталинском» здании, оказалось закрытым, а какого-либо реального оживления вокруг него, заметного бы по афишам или листовкам, не наблюдалось. 
Гаражных кооперативов в городе несколько, но все они без исключения оказались не интересны для целей исследования — простой подсчет показал, что во всех ГСК около половины гаражей вообще не посещаются либо крайне редко посещаются владельцами, а те, которые посещаются, используются исключительно для стоянки автомобилей — в большинстве своем отечественных. Единственный промысел, который, впрочем, не функционировал, который удалось найти — шиномонтаж. Также нашли ряд из десятка новых гаражей из пеноблоков, на которых висела надпись «продается», хотя шансы на это близки к нулю — пеноблочные стены боксов уже разошлись из-за плохого фундамента. Рядом, в недостроенной части массива, можно было наблюдать как подобный фундамент делается — б/у фундаментные блоки просто кидаются в траншею без песчаной подушки и арматурной связки. 
С гаражами все стало понятно очень быстро, но открытым остался главный вопрос — чем живут люди и, главное, чем они занимаются в городе? Наиболее популярный ответ на этот вопрос оказался таким - «пьют». Отдыхают же и закупаются в Саранске, до которого полчаса езды. Впрочем, до вечера большого количества пьяных мы так и не увидели. При этом позитивно настроенных по отношению к городу жителей мы так и не встретили до вечера, пока в кабаке за соседним столиком не начала рамсить местная молодежь. До этого момента чаще всего город местные описывали как: «дыра», «нет ничего», «жопа» и так далее. 
Впечатление в итоге сложилось странное — муниципалитет произвел впечатление пустоты, вообще-то несвойственной достаточно крупным населенным пунктам. 
Окончательно картина сложилась во время второго посещения Рузаевки, когда прозвучал новый эпитет «ментовской город». Оказалось, что, по словам местных жителей, чуть ли не половина местных мужиков ездят «вахтовать» охранниками в Москву, а значительную часть оставшихся мужиков составляют представители органов правопорядка, в том числе и транспортной полиции на ж/д транспорте. Остальные действительно работают на оставшихся предприятиях города и на железной дороге, но, как удалось быстро понять, таковых меньшинство — наиболее активные ездят на работу в Саранск, используя Рузаевку лишь как спальный район, наименее активные - «вахтуют» в охране. При этом особых потребностей в развитии муниципальной инфраструктуры и сферы услуг мужики не испытывают. Именно этим объясняется и странный диссонанс, заметный в сфере услуг и торговли, - большинство магазинов и сервисов различного рода рассчитано на женщин.