Миссия фонда

Сделать доступным независимое знание, основанное на социальных научных исследованиях:  на фактах и статистике, а не на идеологии, образах и клише.

 

Гаражная экономика. Пермь.

Фотографии
Пермь – город, попадая в который, понимаешь, что Сибирь совсем близко. По крайней мере, по менталитету жителей: на улице +11, светит солнце, но поддувает холодный ветерок. Девушка в летнем сарафане говорит своему молодому человеку: «Ой, какая сегодня погода хорошая, тепло. Хорошо погуляли». 
В холоде ли дело или в том, что в Перми успешно работают крупные предприятия, но ни в одном гаражном кооперативе производственные процессы не развиты. Более того, нет ни охранников, ни типичной будки правления. Даже собак нет. Взносы председатели собирают в своем гараже. Много неплательщиков. Правление особо не работает. Соответственно, нет внутреннего регулирования. Как следствие этого, нормальных дорог нет ни в одном ГСК, кругом трава и мусор. 
Кое-какую деятельность ведут в гаражах Кировского района. В частности, есть производство металлоконструкций (заборов, лестниц и т.д.) от сварки до покраски. В том же кооперативе бывший инженер занимается производством теплиц из поликарбоната. Сам он сейчас работает сутки через трое, дома сидеть не хочет, поэтому и начал делать теплицы. Станок для загибания каркаса разработал сам, материалы закупает на оптовой базе. Сварку отдает на аутсорсинг коллеге по работе. Ему помогает 12-летний сын, которому он платит зарплату. Для продвижения своей продукции использует «Авито» и рекламу в газете. 
Многие гаражники пытаются отходить от одного вида деятельности и начинают заниматься несколькими промыслами одновременно. Михаил - владелец одного из первых авторазборов в Перми, в этом сезоне открыл у себя на дачном участке магазин для дачников. «Доход от авторазбора нерегулярный: например, неделю может никто не звонить, а потом за два или три дня заработаешь столько, сколько обычно за месяц выходит. На жизнь-то хватает, но все-таки хочется стабильности. В этом году попробовали открыть магазин. Сейчас вот сезон закончился, подведем итоги, посмотрим, что получилось. В основном покупают сигареты, мороженое». 
Есть у него планы и по розливу воды из скважины на своем участке. «Я пробил скважину у себя. Очень вкусная вода. Знаешь, узбеки, которые у нас работают, экономят на всем, чтобы отправить побольше денег домой. Не экономят только на одном – на чае. Покупают всегда самый лучший. Так вот они, когда работали у меня, очень хвалили воду. Сейчас отдал образцы на экспертизу – думаю разливать и продавать». Его друг-авторазборщик, открыл мясную лавку, в которой торгует исключительно «охлажденкой» и поставляет продукцию в рестораны Перми. Владеет двумя магазинами в центре Перми, а начинал с одного гаражного бокса 
В Закамских гаражах работает мясник, который прямо у ворот своего гаража коптит мясо. Гаражный бокс он использует как склад – внутри стоят холодильники, а развозит готовую продукцию по своим торговым точкам в городе. Дело идет вполне успешно. 
Темой ухода от государства привлекла нас и индейская деревня. В прошлом году в пятидесяти километрах от Перми, рядом с поселком Юго-Камский, появилась индейская деревня «Дети ветра». Местные жители долгое время считали «индейцев» сектантами, но они оказались урбанистами, хипстерами и художниками, которые решили реализовываться подальше от власти, которой независимая активность не нравится. 
В деревне четыре типу – типичные жилища североамериканских индейцев, и ещё для нескольких строящихся стоят каркасы из длинных жердей, вбитых в землю. В принципе, так же строили и настоящие индейцы, но у них не было брезента, который пермские «индейцы» используют вместо шкур. В центре небольшого жилища очаг на земляном полу. Под брезентом для утепления все завешано разными кусками ткани и одеялами. Это очень сильно напоминает армейский «тюнинг» тентованных «бобиков». Туристическая «пенка» на полу тоже призвана заменять звериные шкуры. 
По всей деревне много самых разных деревянных скульптур. Вход в «стойбище» обозначен деревянной аркой с резной табличкой. Высятся тотемные столбы, из травы поглядывают резные птицы, есть даже деревянные игрушки и солнечные часы, сделанные также из дерева. 
Деревню основали в 2014 году трое пермяков: Павел Ким, Денис Костылев и Максим Баушев. Все они реализовали какие-то проекты в области урбанистики и городской культуры, причем Денис Костылев пытался заниматься этим в Ульяновске, работая в Фонде «Культурная столица». Развернуться не получилось ни здесь, ни в Перми, и в итоге ребята решили двигаться самостоятельно, а реализовываться подальше от власти и официальной культуры, измеряемой квадратными метрами. 
Здесь регулярно проходят фестивали и мастер-классы. Для них специально построена большая типу. Например, перед нашим приездом в деревне гостили гончары. Частные гости здесь музыканты, певцы и те, кто что-либо делает своими руками. 
Сейчас зимой в деревне постоянно никто не остается – экскурсии проходят на так часто, да и пережить морозы в брезентовом типу – испытание для самых стойких. Однако индейские жилища можно утеплить дополнительно, и тогда в поселении можно будет зимовать.